СИСТЕМНАЯ РАССТАНОВКА – ПОВОРОТНЫЙ

МОМЕНТ В ЖИЗНИ 

 

Интервью от руководителя направления

«Системно-феноменологическая психотерапия (консультирование) и системные расстановки®», директора ИКСР, издателя и научного редактора серии книг «Системная терапия и консультирование», член корр. МАПН, к.п.н. Михаила Бурняшева. 

 

 

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть, как это произошло с человеком, познакомившим Россию с этим методом – с к.п.н. Михаилом Бурняшевым. 

- Михаил, как случилось, что системные расстановки настолько заинтересовали вас, что вы решили привезти их в Россию? 

- С расстановками я познакомился в Мюнхенском институте интегративной семейной терапии, где проходил обучение в конце девяностых годов. Тогда мне сделали достаточно простую расстановку, с двумя действующими лицами – моим отцом и мной… 

К тому моменту моего отца уже не было в живых. Я вырос с мамой – когда мне было шесть лет, они с отцом развелись, и он уехал к своей матери в Луганскую область. Хотя потом у мамы бывали другие мужчины, и я к ним привязывался, отца мне, конечно, все равно не хватало. Так что в конце девяностых мне было 30 лет, а я по-прежнему оставался маминым сыном. 

Та маленькая расстановка длилась не больше пятнадцати минут. Мне же казалось, что час, если не полтора. Я очень медленно подходил к отцу, и в конечном итоге мы обнялись. По сути, именно тогда я по-настоящему вступил в мужской мир… В своей душе я пришел к своему отцу. 

Если семья полная, этот процесс происходит автоматически. Если же нет, то как мальчики, так и девочки ищут потом компенсации, проецируют роль отца на других людей. Связь с отцом, и для мужчины, и для женщины, отвечает за профессиональный, личностный, социальный успех... Если ее нет, то может возникать очень много различных проблем. 

Конечно, сразу я в полной мере не осознал того, что произошло в этой расстановке, понимание пришло позже. Но уже тогда это потрясло меня. Внутри себя я как бы соединился с чем-то, что очень долго искал и никак не мог найти. До этого я уже работал психотерапевтом, а кроме того, около пяти лет проходил психотерапию, пробовал разные направления в качестве клиента. И за эти годы я так и не смог найти того, что же может так точечно помочь. Другие техники, которые я знал – гештальт-терапия, трансперсональная психология, психодрама, арт-терапия – они были где-то рядом. Они работают и помогают в других аспектах. А важная для меня жизненная тема проходила мимо. 

И поэтому я стал проводить расстановки, и посчитал важным, чтобы в русскоязычном пространстве этот метод был представлен, причем представлен из первых рук – от Гунтхарда Вебера и Берта Хеллингера. Я начал переводить книги об этом методе, вместе с переводчиком мы утрясли всю терминологию. Организовал издательство, которое эти книги публикует, а позже и институт, который в основном занимается обучением специалистов по системным расстановкам, причем не только в Москве, но и других городах, включая Нижний Новгород. 

Та маленькая расстановка стала поворотным моментом в моей жизни. 

- Всего пятнадцать минут – и такой невероятный результат… 

- Так работает расстановочный метод – помогает достаточно быстро находить болевые точки и быстро же с ними работать. Но если мы не понимаем того, что происходит, и как это работает, то нам это, действительно, может казаться чем-то невероятным, даже сверхъестественным. Как-то, когда только появились мобильные телефоны, мы беседовали с одной коллегой. И она рассказывала: «На днях вижу на улице мужчину, он ходит взад-вперед и что-то говорит. Во мне сразу включается психиатр, и я думаю: у него же бред, с кем он разговаривает! И только потом обратила внимание, что он держит у уха какой-то предмет. Не сразу поняла, что это мобильный телефон». То, что происходит в семейных расстановках, напоминает подобные вещи. Когда неосведомленный человек смотрит со стороны, он не может понять – как это так, какие-то люди, которые представляют членов семьи клиента, вдруг начинают что-то говорить, куда-то двигаться, что-то делать, и все это имеет отношение к клиенту… И имеет ли отношение? 

 

Но важно понимать, что те феномены, которые есть в семейных расстановках, есть практически везде, начиная с шаманизма, христианства, буддизма, ислама, иудаизма... То есть, к примеру, наши предки хорошо знали, что чувства, которые мы переживаем, могут быть не нашими. В православной культуре есть такое явление – отмаливание грехов предков, представление о том, что бог наказывает за грехи отцов и дедов вплоть до седьмого колена. Это феномен, который очень четко показывает, что чувства, или последствия определенного рода поступков, которые связаны с виной, передаются внутри семейных систем.